Омутнинский металлургический завод

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
  • Омутнинский металлургический завод

  • Заботясь о том, чтобы «... жила Россия, слава, честь и благосостояние ее», Петр I всячески поощрял развитие металлургической промышленности в своей стране. Царю надо было много металла, много пушек и другого оружия, чтобы утвердить за Россией славу Великого государства. В эту пору жаловал он смекалистому тульскому кузнецу Никите Антуфьеву Верхотурские железоделательные заводы с рудниками и крепостными душами, наделил большими правами в изыскании руды в других местах Урала с тем условием, чтобы как можно больше производил он металла.
  • Нареченный Демидовым, Никита Антуфьев проявил небывалую хватку, став, по сути, хозяином всего Каменного пояса. Демидовы организовали строительство более 50 заводов, нажили от производства железа огромные капиталы. Поэтому многие предприимчивые люди имели желание последовать демидовскому примеру, да на Урале им не было места. Они искали руду и строили заводы в других регионах России. Таким образом добрались до вятской глухомани, до верховьев рек Вятки и Камы.
  • Необъятный Омутнинский край с древних времен располагал природными богатствами. В его недрах были найдены железная руда и фосфориты, торф, известь, гравий, формовочный песок, огнеупорная глина... Были обнаружены залежи нефти. Богатый край, но он долго не был обжит. Большую часть территории покрывали девственные леса.
  • Приток поселенцев в верховьях рек Вятки и Камы усилился в XIII веке за счет русских людей, стремившихся укрыться от татаро-монгольского нашествия, набегов новгородских и шведских ушкуйников, гнева московского царя Ивана Грозного, но жили они разрозненно, не образуя болынш поселений. Свое развитие край получил в XVIII веке со строительством железоделательных заводов в Кирсе, Песковке, Пудеме...
  • В бурные годы развития омутнинских заводов предприимчивый казанский помещик подполковник в отставке Иван Петрович Осокин разъезжал по Вятке в поисках места для будущего завода. Наличие близко расположенных залежей железной руды, огромных лесных массивов и удобных водных путей сообщения делало выгодной его постройку на реке Омутной. Будущий заводчик обратился за разрешением к государыне Екатерине. И получил его.
  • 6 июня 1773 года Государственная берг-коллегия издала Указ подполковнику Ивану Осокину о строительстве на истоках реке Омутной железоделательного завода с одной домной, кричной фабрикой с шестью горнами и таким же количеством паровых молотов, предписав ему «завод строением окончить и в действие пустить в трехгодовой срок неотменно».
  • Заводу при его основании было отведено из соседних казенных дач Красноглинской и Зюздинской волостей 147 рудников и 70 десятин лесу. О приобретении рабочей силы Осокин позаботился сам. В разных местах России он купил 20 мужчин и 20 женщин. Переселил сюда 48 мужчин и 57 женщин с Юговского завода, 98 мужчин и 100 женщин с Курашинского завода, 118 мужчин и 120 женщин с Игринского завода. Он, конечно, не подумал спросить у этих людей согласия на переселение; Впрочем, он и не считал их за людей. А потому по прибытии наскоро расселил крепостных в шалашах и чадовках, приказал обеспечить их топорами и лопатами, чтобы рубить вековые деревья и строить плотину на реке Омутной.
  • На бесчеловечной эксплуатации рабочих в очень короткий срок был сооружен водоем, который мог обеспечить энергией предприятие любой производственной мощности того времени.
  • После этого Осокин распорядился приступить к строительству домны и кричных горнов. Чтобы быстрее завершить их возведение и начать производить продукцию, получать прибыль, он разослал по округе гонцов с тем, чтобы они зазывали на стройку вольнонаемный народ. Позаботился он и о привлечении специалистов - доменщиков, рудознаев, железоделателей, кузнецов и т. д. За ними послал нелегальных гонцов на Кирсинский, Песковский и уральские заводы. Не скупился заводчик на посулы да обещания, золотые горы для всех как будто готовил.
  • И потянулись на стройку крестьяне из окрестных волостей, стремясь заработать на жизнь. Бывало и мастеровые приезжали, сбегая от лютых демидовских управляющих в поисках лучшей доли. Да доля подневольная везде одинакова. Осокин щедро открывал кредиты на строительство домов, на приобретение товаров в лавке, тем самым крепко закабалял людей. Заставлял работать по 14-16 часов, платил по 23-27 копеек в день. Такой зарплаты едва хватало на хлеб с квасом. Вместо обещанных золотых гор рабочие получили истязания и голодную жизнь. Но заводчик своего добился: пустил завод раньше срока почти на целый год. Осенью 1775 года в субботний день, по старому поверью якобы самый счастливый день недели, была выпущена первая плавка чугуна. Завод по речке Смутной был назван Омутнинским, но чаще его называли Осокинским. Работало на заводе в те дни 459 человек. (Точной даты пуска завода в архивах не сохранилось).
  •  
  • Доменный цех

  • Процесс производства железа был практически таким же, как на старых уральских заводах. В кричный горн на слой горящего древесного угля укладывались чугунные чушки. Металл плавился и под воздействием высокой температуры терял вредные примеси, которые, окисляясь, переходили в шлак. Расплавленный металл постепенно стекал на под горна, образуя там своеобразный ком, который и назывался крицей. Двое рабочих клещами доставали из горна крицу и помещали под тяжеловесный молот, который мял ее до тех пор, пока из металла не оказывались выжатыми все примеси, пока масса не становилась однородной, легко поддающейся ковке. Обычно двое рабочих за смену должны были переработать одну крицу.
  • Доменная печь тоже никаких особенностей не имела. Была она небольших размеров (высотой около 13 метров), работала на древесном угле. Руду для нее заготавливали в основном в зимнее время, когда это было менее опасным. Дело в том, что запасы руды были хотя и огромными, но нигде не залегали мощными пластами. На таких месторождениях нельзя было организовать долгосрочные работы по добыче руды, нельзя провести капитальную штольню или заложить шахту с тем, чтобы несколько лет брать руду в одном месте. Разработка маломощных месторождений велась примитивным способом - «дудками», т. е. неглубокими колодцами. Поэтому зимой после промерзания почвы добывать руду из этих колодцев было наиболее безопасно. Все местные крестьяне добывали руду наравне с заводскими рабочими и возили ее на санях к заводам. Тем не менее, руды не хватало, чтобы обеспечить непрерывную работу печи в течение всего года.
  • Иногда завод затихал уже весной. Рабочие в это время были заняты на погрузке готового металла в барки, заготавливали лес, становились углежогами, занимались домашним хозяйством.
  • Надо заметить, отправлять готовую продукцию на ярмарки в Нижний Новгород и Вятку можно было один раз в году - весной, когда при выпуске воды из пруда Смутная становилась судоходной.
  • Весенний сплав - очень ответственная кампания. Она обязательно должна была завершиться удачно, т. к. если баржи сядут на мель, то окажется непроданной продукция, произведенная за целый год, завод останется без денег. Поэтому за сообщениями о прохождении каравана с волнением следили все жители заводского поселка.
  • Как ни требовал крепостник-заводчик увеличения объемов производства железа, как ни лютовали его приказчики в принуждении рабочих к рабскому труду, но так и не добился Осокин освоения проектной мощности своего предприятия - выпуска 97 тысяч пудов чугуна. В течение 25 лет завод выплавлял 43-60 тысяч пудов чугуна и выковывал 25-30 пудов железа.
  •  
  • У истока

  • В 1808 году Иван Петрович Осокин умер. Омутнинский завод перешел в руки его сыновей Петра и Гаврилы. Но наследники не проявили никакой производственной инициативы. В 1819 году, уже после смерти брата, Гаврила Иванович решил сдать завод в аренду и без личного участия получать прибыль от этого производства. Более 20 лет распоряжался предприятием тайный советник Александр Федорович Веймар, который часто наезжал на завод. Он был доступен для народа, поэтому пользовался его благосклонностью. Однако все эти годы завод практически не имел хозяина, работал на старом оборудовании, все более приходя в упадок. Правда, к тому времени вдвое увеличилось количество горнов и паровых молотов. Выплавка чугуна в 1848 году достигла 115 тысяч пудов, производство железа -55 тысяч пудов.
  • По причине ли отсутствия предпринимательского интереса или из-за неимения денег на обновление завода, но 26 ноября 1848 года, уже после смерти Гаврилы Ивановича, его младший сын продал Омутнинский завод коммерции советнику почетному гражданину Ярославскому, первой гильдии купцу Александру Матвеевичу Пастухову и его племянникам.
  • Пастуховы сразу же приступили к постройке второй доменной печи, а затем провели реконструкцию завода. Так как кричное производство было тяжелым и малопроизводительным, новый хозяин начал строить громадный каменный корпус для пудлингово-сварочных и листокатальных печей. Там же были установлены и прокатные станы для изготовления листового кровельного и сортового железа. Это производство было пущено в 1862-1863 годах.
  • Пастуховы резко увеличили интенсивность труда. Поэтому реконструкция практически не улучшила производственные условия. У пудлинговой печи работать было также тяжело и опасно. На расстоянии одного фута от нее при закрытой заслонке температура достигала 97 градусов. Буквально через три минуты после начала работы пудлинговщик обливался потом, лицо становилось красным, глаза наливались кровью. Никакой спецодежды, никаких средств защиты, конечно, не было. Чтобы спасти лицо от ожогов, приходилось обвязывать его мокрыми тряпками. Рабочий выпивал невероятное количество воды. По окончании смены его холщевые домотканые штаны и рубаху надо было просушивать и проминать, чтобы они снова становились мягкими. После такой процедуры осыпавшуюся соль сметали веником. Иногда этой соли набиралась целая горсть. Зарплата же оставалась безжалостно низкой, и та уходила на уплату долгов за взятые в лавке продукты. Магазинов как таковых еще не было, необходимые товары можно было взять в долг или купить в лавке у того же заводчика по ценам, которые устанавливал управляющий.
  • Мало принес перемен и Манифест 1861 года об отмене крепостного права. Даже наоборот, в глухом краю реформа дала заводчикам-капиталистам свободные рабочие руки, вооружила их на беспредельную эксплуатацию. На Омутнинском заводе получили свободу 2576 крепостных душ. Они получили личную свободу, но остались в феодальной зависимости от своего владельца. По уставной грамоте усадебная земля и выгоны были предоставлены рабочим, оставшимся работать на заводе. Желающие уволиться должны были платить за землю подати или выкупные платежи. Зарплата еще более снизилась против крепостного времени. Если раньше за правку 100 листов железа двухаршинной меры платили 40 рублей, то стали платить за эту же работу - 35.
  • На этой почве в 1863 году на Омутнинском заводе началось волнение. Рабочие требовали повышения заработной платы хотя бы до уровня крепостного времени. Управляющий обратился за помощью к местной власти. Волостной старшина Семен Сорокин, кандидат в старшины Федор Веселухин и писарь Василий Горшков поддержали требования рабочих. Тогда было отправлено донесение губернатору, и из Вятки прибыли на завод две роты солдат в количестве 360 человек под командованием четырех офицеров. При их появлении у конторы был созван сход. Вооруженные солдаты стояли развернутым строем лицом к конторе.
  • «Шапки долой! На колени!» - Вдруг закричал мировой посредник.
  • Рабочие повиновались. Затем по приказу стали просить прощения. Но на дознании держались мужественно, своих не выдавали. Большую часть сведений о зачинщиках сообщили служащие. Сорокина, Веселухина, Горшкова, а также рабочих Рябова, Кокорина и некоторых других передали уголовной палате Вятского суда. Более 60 человек были подвергнуты порке розгами. Побитые как собаки, рабочие снова стали работать по 12-14 часов в сутки. На их недовольство и возмущение никто не обращал внимания. У приказчика был один ответ: не нравится на заводе - скатертью дорога. А куда пойдешь? Чтобы привязать рабочих к заводу, Пастуховы запрещали развивать в поселке какие-либо промыслы.
  •