ОПЫТ МОНИТОРИНГА ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ В СВЯЗИ С ВЛИЯНИЕМ ФАКТОРОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

// Здоровье населения и среда обитания. – 2003. - №9.

Ю. Л. Тихомиров, М. П. Грачева, А. В. Литовская, И. А. Матвеева, Т. Е. Бадеева, Ю. Г. Кузмичев, Е. С. Богомолова, А. В. Леонов,

Л. В. Суворова, Е. В. Погодина, Д. А. Липшиц

Нижегородский НИИ гигиены и профпатологии,

Нижегородская государственная медицинская академия,

Центр Госсанэпиднадзора в г. Нижнем Новгороде

К началу XXI столетия сформировались устойчивые негативные тенденции в состоянии здоровья детского населения, что привело к серьезным медико-социальным последствиям, связанным с воспроизводством населения, формированием кадрового и интеллектуального потенциала, обеспечением обороноспособности государства. В связи с этим возрастает значимость организации мониторинга здоровья детского населения и факторов, на него влияющих.

Морфофункциональные особенности растущего организма ребенка обусловливают наибольшую чувствительность детей к воздействию негативных антропогенных факторов окружающей среды. В связи с этим результаты анализа здоровья детского населения большинство исследователей рассматривают в качестве достоверного показателя среди других критериев гигиенической оценки загрязнения среды обитания [1, 2]. В Нижнем Новгороде динамические наблюдения за качеством окружающей среды и здоровьем детского населения ведутся с 80-х годов прошлого столетия.

В данной работе представлены результаты многолетних комплексных исследований в рамках единой системы мониторинга здоровья населения и качества окружающей среды. Сравнительно кратковременные эффекты в отношении популяционной совокупности прослежены по ряду показателей здоровья детского населения, среди которых первое место занимает физическое развитие. Приводим результаты обследований 3042 школьников в 1980 г., 4041 школьника в 1991—1992 гг., 5014 школьников в 2001—2002 гг.

Анализ статистических параметров длины тела (ДТ) и массы тела (МТ) школьников показал сохранение стабильных значений ДТ в большинстве возрастно-половых групп детей. У школьников в целом отмечается несущественная положительная динамика массы тела (МТ). С 1980 по 1992 г. была отмечена тенденция к снижению показателей МТ, достоверное уменьшение МТ (р < 0,01) зарегистрировано у мальчиков и девочек, преимущественно в до - и препубертатном периоде. В последнее десятилетие МТ у школьников увеличивается, существенная положительная динамика отмечается у мальчиков большинства возрастных групп и у девочек 8, 9 и 11 лет.

Анализ динамики центильного распределения антропометрических показателей ДТ, МТ, индекса пропорциональности (ИП = МТ/ДТ), проведенный по результатам скрининговой оценки, свидетельствует, что за последнее десятилетие усилилась асимметрия распределения детей и подростков по ДТ в сторону повышенных, высоких и очень высоких значений. Динамика возрастной МТ за последние 20 лет неоднозначна: если за период с 1980 по 1992 г. увеличивалось количество школьников с пониженной и низкой массой тела, то за последние 10 лет эта группа уменьшилась и резко выросло (с 4,9 до 7,5%) представительство детей с очень высокой МТ. Описанные тенденции не противоречат динамике средних показателей за изучаемый отрезок времени.

ИП также претерпевает неоднородные изменения. Если с 1980 по 1992 г. отмечалось увеличение левосторонней асимметрии в распределении за счет большого числа детей с низким и очень низким ИП, то в последнее десятилетие отмечается расслоение изучаемого контингента школьников по крайним оценкам развития с большим представительством группы детей с очень высоким ИП при меньшей степени выраженности дефицитов ИП. Нельзя не отметить, что уменьшилось число школьников с гармоничным развитием.

Неоднозначные изменения ДТ и МТ за указанный период отчетливо проявились при групповой оценке физического развития (табл. 1). За 20 лет снизилась доля детей и подростков с нормальным развитием, существенно изменилась группа школьников с отклонениями в физическом развитии. Это произошло преимущественно за счет выраженного увеличения группы школьников с пониженной и низкой МТ и группы с высокой ДТ. Приведенные факты свидетельствуют об усилении дисгармоничности развития школьников в начале XXI столетия.

Таблица 1. Распределение школьников по группам физического развития в 1980, 1992 и 2002 гг. (%)

Группа физического развития

1980

1992

2002

Нормальное физическое развитие

67,14

56,69

54,84

Повышенная и высокая МТ

10,89

6,87

9,8

Сниженная и низкая МТ

15,53

28,47

23,64

Высокая МТ

4,86

6,32

10,34

Низкая МТ

1,58

1,65

1,38

Всего

3354

4002

4999

X2 = 320,15

Р = 0,000

Важнейшими характеристиками роста и развития школьников являются функциональные показатели организма. За последние два десятилетия отмечено резкое снижение показателей мышечной силы во всех возрастно-половых группах (р < 0,01), более выраженное в 90-х годах. Частота сердечных сокращений имеет тенденцию к повышению в большинстве возрастно-половых групп. Обращает на себя внимание выраженная тенденция к понижению систолического и повышению диастолического артериального давления, что закономерно приводит к усилению артериальной дистонии.

Анализ полового развития школьников показал ретардацию полового созревания подростков, что прослежено по смещению сроков полового созревания мальчиков и девочек на более поздний возраст. Во всех возрастно-половых группах школьников к 2002 г. увеличилась доля школьников, менее зрелых по вторичным половым признакам. По важнейшему показателю созревания девочек возрасту менархе — отмечено смещение в сторону старшего возраста: в 1980 г. - 12,8 ± 1,05 года, в 1992 г. - 12,6, в 2002 г. - 13,01.

Таким образом, к началу XXI столетия сохраняются стабильные показатели ДТ, начинает восстанавливаться МТ и продолжается процесс ретардации полового созревания подростков. На этом фоне отмечается рост дисгармонии развития за счет дефицита и избытка МТ.

Анализ заболеваемости школьников по данным углубленных медицинских осмотров П-. 1зал постепенный рост их патологической пораженности — от 2996,2 на 1000 детей в 1980 г. до 7409,6 в 2002 г. Рост заболеваемости отмечается практически по всем классам болезней, за исключением класса психических болезней и травм. Значительное увеличение уровня патологической пораженности отмечено по классу новообразований (соответственно 0,5 и 19,7). Более чем в 10 раз увеличилось количество врожденных аномалий (8,2 и 85,5), болезней мочеполовой системы (4,4 и 46,1), болезней системы кровообращения (3,4 и 38,4) и симптомов, признаков и отклонений от нормы (154,7;, и 2249,3). Существенный рост данного показателя отмечен по болезням костно-мышечной системы, уха и системы пищеварения.

За 20 лет произошло изменение структуры заболеваемости: с 6-го на 1-е место переместился класс симптомов, признаков и отклонений от нормы. Классы болезней системы кровообращения, мочеполовой системы, новообразования, врожденные аномалии переместились вверх на 2—3 Ранговых места. Другие классы болезней изменили свой ранг незначительно.

Динамика распределения школьников по группам здоровья свидетельствует о резком увеличении количества детей, имеющих хронические заболевания (табл. 2). Причем отмечен рост полисистемности патологической пораженности органов и систем.

Таблица 2. Динамика распределения школьников г. Нижнего Новгорода по группам здоровья в 1980, 1992 и 2002 гг. (%)

Группа здоровья

1980

1992

2002

1-2

63,56

48,15

23,42

3

28,00

48,92

73,96

4

8,35

2,88

2,44

5

0,10

0,03

0,02

Лабораторное обследование подростков 14—17 лет, постоянно проживающих на экологически депрессивных территориях города, показало снижение численности лимфоцитов в периферической крови, изменение функциональной активности Т-клеток, увеличение уровня IgG, IgA в сыворотке крови. Признаки аллергизации организма заключались в усилении процессов активации базофилов, при этом повышения IgE не выявлено. Исследование функциональной активности коры надпочечников и системы циклических нуклеотидов позволило установить у школьников основной группы сдвиги, характерные для нарушения адаптационных процессов (снижение экскреции цАМФ, коэффициента цАМФ/цГМФ); в группе сравнения, напротив, определялась активация процессов адаптации организма (увеличение уровня кортизола, цАМФ и коэффициента цАМФ/цГМФ).

Описанный статус здоровья школьников диктует необходимость дальнейшего детального изучения всего комплекса факторов, воздействующих на ребенка и формирующих его здоровье. Одним из важнейших, особенно в детском и подростковом возрасте, является экологический фактор, изучению которого посвящено большое количество научных исследований. Однако трудности представляют: оценка комплексного воздействия факторов окружающей среды, определение реальных нагрузок на различные группы населения с учетом региональных особенностей, степени экологического риска и управление им в интересах здоровья населения. Нами проводятся многолетние комплексные исследования в рамках системы социально-гигиенического мониторинга, направленные на решение этих проблем [3, 4, 5].

В начале 90-х годов проведена экспертиза территории жилой зоны города с использованием метода эколого-гигиенического картографирования, в ходе которой разработаны методические подходы, показатели и критерии гигиенической оценки качества атмосферного воздуха на всей территории города [6]. В связи с тем, что на территории площадью более 38 тыс. га функционирует всего 14 стационарных пунктов наблюдения за состоянием качества атмосферного воздуха и контролируется лишь 32 химических вещества (а необходимо более 70 наименований), уровни загрязнения определяли с использованием расчетных концентраций приземных полей рассеивания. Расчет проводился в соответствии с требованиями ОНД-86 унифицированной программой "Эколог" с расчетным шагом в 1 км. На каждый 1 км площади рассчитали комплексный показатель (Ксум) с учетом класса опасности вещества и эффекта биологической суммации. Для оценки уровней загрязнения предложены критерии: от I, допустимого, до V, критического.

Установлено, что только 6% территории города имеет I уровень загрязнения атмосферного воздуха, II и III — 33 и 43%, IV и V — 19%. В условиях допустимого и слабого загрязнения проживает 36,5% населения, повышенного — 40,2%. Ранжирование территории предложенным методом позволило не только дать общую картину загрязнения, но и выделить 9 зон наибольшего экологического неблагополучия. Особую тревогу вызывает Московско-Сормовская зона в заречной части города и пос. Северный в Автозаводском районе.

В дальнейшем изучение состояния здоровья детей проводилось с учетом указанной экологической характеристики мест расположения ДОУ и школ.

Мониторинг качества атмосферного воздуха в 1997—1999 гг. показал, что количество микротерриторий с IV и V уровнями загрязнения значительно сократилось (до 4—5%), с допустимым — увеличилось (до 25%), однако увеличился и процент территорий с повышенным уровнем загрязнения. Эти изменения связаны с сокращением выбросов промышленных предприятий и резким ростом выбросов автотранспорта, что подтверждается и показателями качественного состава загрязнений атмосферного воздуха.

Сравнительная оценка суммарного загрязнения атмосферного воздуха в Нижнем Новгороде и городах Приволжского федерального округа в 2001 и 2002 гг. показала, что если в 2001 г. наиболее высокие уровни загрязнения отмечены в Самаре и Саратове, то в 2002 г. уровень суммарного загрязнения атмосферного воздуха в Нижнем Новгороде превысил эти показатели в 1,3 раза. Это произошло за счет повышения уровня загрязнения атмосферного воздуха диоксидом азота и формальдегидом. Наиболее загрязненными являются Автозаводский, Сормовский и Московский районы, где величина реальной аэрогенной среднегодовой нагрузки из пяти основных веществ составляет 5—6 условных единиц, а из более полного перечня показателей (26, с добавлением тяжелых металлов) увеличивается до 10—20. Приоритетными веществами остаются диоксид азота, формальдегид, фенол, аммиак, диоксид серы, ароматические углеводороды, аэрозоли тяжелых металлов и бенз(а)пирен. Максимальная концентрация бенз(а)пирена превышает ПДК в 15,5 раза.

По результатам исследований приняты постановление Городской думы "Разработка и реализация оздоровительно-реабилитационных мероприятий среди детей на экологически депрессивных территориях г. Нижнего Новгорода" (1995 г.) и Комплексная межведомственная программа "Здоровье и образование", утвержденная постановлением законодательного собрания Нижегородской области (1998 г.).

Реализация рекомендованной трехлетней программы по оздоровлению детей и комплекса природоохранных мероприятий позволила улучшить показатели здоровья детей. Уровень первичной заболеваемости снизился на 32,5%, ОРВИ и гриппом — на 25,5%, стабилизировался уровень хронических заболеваний по приоритетным нозологиям. Нормализовались процессы роста и развития детей, что привело к снижению доли детей с дефицитом массы тела и восстановлению возрастно-половых темпов прироста показателей физического развития.

Дальнейшее внедрение предлагаемых рекомендаций сделает более целенаправленным и эффективным проведение реабилитационных природоохранных и адаптационных мероприятий, что позволит снизить риск развития экологически зависимых нарушений здоровья населения на 5—10%.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Кучма В. Р. К вопросу оценки рисков влияния факторов окружающей среды на здоровье в гигиене детей и подростков // Здоровье населения и среда обитания. - 2002. - № 2. - С. 11-14.

2. Сухарев А. Г. Методика социально-гигиенического мониторинга детского и подросткового возраста// Здоровье населения и среда обитания. — 2002. — № 2. — С. 4-10.

3. Приказ Минздрава России от 27.08.1999 г. № 334 "Об организации работ по П-му этапу социально-гигиенического мониторинга".

4. Приказ Минздрава России от 22.07.2002 г. № 234 "О дальнейшем развитии и совершенствовании работы по ведению социально-гигиенического мониторинга".

5. Постановление Правительства Российской Федерации от 29.12.2001 г. № 916 "Об общероссийской системе мониторинга состояния физического здоровья населения, физического развития детей, подростков, молодежи".

6. Матвеева НА, Грачева МЛ. Медико-экологическая экспертиза качества окружающей среды и здоровья населения на микротерриториях жилой зоны города // Нижегородский медицинский журнал. —1999. — № 3. — С. 49—52.

Сейчас читают

15 January 2014