ГЛИНА. ГИПС. ОПОКА.

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

 

ГЛИНА. ГИПС. ОПОКА.

Л. А. СЕННИКОВА, Н. Л. ЗАЙЦЕВА

ГЛИНЯНАЯ ПОСУДА И ГОНЧАРНЫЙ ПРОМЫСЕЛ.

Термин «керамика» происходит от греческого слова глиняный, гончарный. Под ним подразумеваются все разновидности изделий из обожженной глины. Глина очень лег­ко поддается обработке: из нее можно вылепить что угодно. А с открытием обжига глиняные изделия, прежде всего посуда и утварь, стали самыми необходимыми в быту человека.

На протяжении всей истории древних обществ глиняная посуда являлась не только частью материальной культуры с прак­тическим, утилитарным значением, но и входила как составля­ющий элемент в общий контекст культуры. В мифах, повествую­щих о происхождении самого человека, очень часто людей со­здают из глины или земли. А гончар является образом культур­ного героя, который творит людей из глины. Работа гончара могла быть окружена специальными ритуальными предписаниями, так как он обрабатывал «живую землю» — глину.

Открытие такого свойства глины, как переход от плас­тичного состояния к твердому после нагрева и способность пре­вращаться в камень позволило человечеству подняться на но­вую ступень преобразования природы.

Ломкая глиняная посуда могла появиться только там, где был постоянный очаг и жилище. При частых передвижениях она неудобна. Поэтому у кочевых племен керамики не было. Появле­ние и повсеместное распространение глиняной посуды — это следствие устойчивого оседлого образа жизни. Переход к осед­лой жизни и появление керамики происходят на последнем эта­пе каменного века, в эпоху неолита.

В древнеземледельческих обществах сосуды из глины ши­роко распространились в VI тыс. до н. э., а у охотничье-рыболовческих племен нашей лесной полосы с IV тыс. до н. э. Первая и основная функция посуды в жизни древнейше­го общества заключалась в приготовлении и сохранении пищи. Вместе с глиняной посудой возникает и новая культура кухни и стола. Достоинства глиняных сосудов — водонепроницаемость и огнеупорность, доступность материала и относительная легкость в изготовлении — позволяли мириться с такими недостатками обожженной глины, как ее тяжесть и хрупкость.

Технология изготовления глиняной посуды в древности.

Весь процесс изготовления глиняной посуды можно раз­делить на три последовательные стадии — подготовительную, созидательную и закрепительную. Подготовительная стадия со­стоит из отбора и добычи исходного сырья и подготовки фор­мовочной массы (глиняного теста). Стадия созидательная вклю­чает в себя изготовление сосуда по определенным правилам, придание изделиям формы и их механическую обработку, в том числе и орнаментацию. Последняя, закрепительная, стадия объе­диняет два вида высушивания: воздушное и термическое (об­жиг).

Подготовка формовочной массы для получения глиняной посуды в ранние периоды включала мало операций. По-видимо­му, это были разбивание и растирание комка глины, замешивание ее на воде с применением имевшихся под рукой необхо­димых примесей.

Наиболее ранние способы формовки глиняных сосудов — это выдавливание большими пальцами обеих рук необходимой полости из шарообразного комка глины и наращивание глиня­ных лент (жгутов) по окружности. Путем выдавливания формо­вались небольшие сосуды и чаши, величина которых была огра­ничена пальцами рук и размерами шара.

Другой способ — наращивание глиняных лент по спира­ли или замкнутыми кольцами — позволял создавать более со­вершенные формы посуды и не ограничивал размеры изделий. Из одного жгута делали дно в форме неглубокой чашечки диа­метром 10—15 см и уже к нему налеплялись один за другим гли­няные жгуты длиной 40—50 см. Изготовление сосуда могло на­чинаться и с верхней части и заканчиваться изготовлением дна. На готовом сосуде швы заглаживались при формовке.

Инструментарий керамических производств, связанный с ручной лепкой и формовкой, ограничивался ножами, шпате­лями для лепки. Для формовки сосудов применялись галька, керамические черепки, деревянные, каменные или костяные колотушки, ребра животных.

Среди различных устройств для обжига керамики наибо­лее простыми и доступными являлись наземные костровые при­способления. Кострища устраивали непосредственно на земле

или на небольшой специальной платформе из камней или гли­ны. Обычно их располагали на открытом месте возле жилища или на пустыре, или на окраине поселения.

Первоначально глиняная посуда имела простые формы. В основе самых ранних типов сосудов лежит в большей или мень­шей степени срезанный шар, цилиндр. Преобладали цилиндри­ческие, конические и сферические сосуды.

Вся поверхность сосуда покрывалась геометрическим узо­ром: поясками из одного или нескольких рядов горизонтальных линий, зигзагов, треугольников. Орнамент выполнялся различ­ной техникой, разными инструментами и техническими при­емами. Орнаментация древних сосудов достаточно тесно связа­на с технологическими приемами обработки поверхности. Она способствует уплотнению стенок сосудов, препятствует растрес­киванию при сушке.

В древних обществах орнаментация имела не только тех­нологическое значение, но и семантическое. Орнамент на древ­ней керамике через символику узора отражает особенности и основы архаического мировосприятия. Он выступает как авто­номная знаковая система и в форме символов фиксирует опре­деленные реалии, которые присущи данному обществу.

Глиняная посуда Вятского края в древности.

В IVIII тыс. до н. э. (последний период каменного века, неолит) местная глиняная посуда почти всегда имела крупные размеры. Диаметр сосудов часто достигает 40—50 см. Она круглодонная, по форме близка к яйцу, поставленному острым кон­цом вниз. Стенки толстые, 8—10 мм. В глиняное тесто добавляли различные органические и растительные примеси. Вся поверх­ность сосуда, от верхнего края до дна, была орнаментирована оттисками гребенчатого штампа (гребенчатая керамика).

Позднее в местный неолит включаются новые культур­ные традиции из юго-западных областей. Появляются сосуды с плоским дном и заглаженной до блеска поверхностью. Орнамент выполнялся в другой технике: мелкими неглубокими вдавлениями и наколами разной формы (накольчатая керамика).

На раннем этапе бронзового века (энеолит, конец III — первая половина II тыс. до н. э.) крупные размеры сосудов со­храняются, но используется посуда с плоским дном, при этом диаметр дна очень мал по сравнению с диаметром верхней час­ти сосудов, он не превышает 10—15 см. Узором из гребенчатых (зубчатых) отпечатков покрывалась вся поверхность сосуда, но не так плотно, как в неолитическое время.

В XVXIV вв. до н. э., в поздний период бронзового века, глиняная посуда у обитателей Вятского бассейна, да и всего Приуралья, кардинально меняется. Вместо крупных котлообразных и цилиндрических сосудов появляются хорошо выраженные плос­кодонные горшки, банки и небольшие чаши. Чаши иногда име­ли уплощенное дно. По размерам посуду можно разделить на две категории: крупную хозяйственную — для хранения припасов и небольшую кухонную — для приготовления пищи.

Меняется не только форма сосудов, но и технология при­готовления глиняного теста. Оно лучше перемешано, в качестве добавок использована толченая раковина и очень мелко раз­дробленный шамот. Стенки сосудов становятся более тонки­ми (3—5 мм) даже у крупных сосудов для хранения припасов.

В следующий исторический период в VIIVI вв. до н. э., в эпоху раннего железного века (ананьинская археологическая культура), форма посуды вновь меняется. Сосуды приобретают форму невысокой, но широкой круглодонной чаши с невысо­кой шейкой.

Чашевидная форма сосудов сохраняется в Камско-Вятс­ком междуречье до XIV в. Но для каждого периода истории (для каждой археологической культуры) существуют свои вариации н пределах этой общей формы. Вариации определяются различ­ной степенью наклона шейки (верхней части сосуда) и спосо­бами оформления венчика (среза верхнего края сосуда).

В I тыс. н. э. окончательно складывается облик прикамской посуды в виде приземистых чаш с широким горлом, округлым или уплощенным днищем, которое технологически не выделя­ется из общей конструкции сосуда. Посуда изготовлялась с при­месью толченой раковины. Многие исследователи этот признак и решетчато-шнуровую орнаментацию считают этноопределяющими для древней удмуртской посуды.

Гончары Хлынова.

Значительно облегчает формовку сосуда гончарный круг. самый простой тип гончарного круга — тип поворотного станка или медленный круг — первоначально использовался для улучшения конструкции лепной керамики. При работе на руч­ном круге предварительно создавалась форма. Эту заготовку ставили на круг и гончар, подталкивая круг одной рукой, другой рукой формовал сосуд, сглаживал неровности. При работе на ножном (тяжелом, быстром) гончарном круге мастер вытягивал из од­ного комка глины сосуд любой формы. (Впервые быстрый гончарный круг зафиксирован в 3400 г. до н. э. в Месопотамской цивилизации. В 2400 г. до н. э. он появляется в Европе).

Академик Б. А. Рыбаков полагает, что выделение домашнего гончарства в ремесло, как и широкое применение быстрого (ножного) гончарного круга на Руси, приходится на эпоху становления и развития городов и происходит не ранее IX в. Городские гончары значительно лучше готовили глиня­ное тесто, не использовали грубых примесей, формовка на кру­ге производилась более тщательно, стенки сосудов были тонь­ше. Специальные горны для обжига появляются на Руси в горо­дах не ранее XII в. Иногда горны, как и более ранние кострища помещали на окраине города. Наиболее простой по конструк­ции горн имел два яруса - нижний, топочный, где горели дро­ва, и верхний - обжигательный, куда складывалась посуда Ярусы были разделены горизонтальной перегородкой из хорошо обо­жженной глины. Внешние стенки горна тоже были глиняные и сверху присыпались землей или песком. Деревенские гончары долгое время обжигали свою посуду в домашних печах

Средневековая вятская посуда не отличалась разнообра­зием. Можно выделить две категории форм - горшки и чаши. Чаши имели небольшие размеры: их высота редко превышала 10 см, а диаметр 20 см. Количественно всегда преобладают гор­шки, которые также имели небольшие размеры. Порождением быстро вращающегося круга можно считать появление линей­ного и ленточного орнаментов.

Вятские гончары, как и мастера других средневековых земель, иногда клеймили свою посуду, что свидетельствует о переходе гончарства к мелкотоварному производству. Большин­ство клеим встречается среди городской посуды. Исследователи Л. Д. Макаров и Д. А. Салангин на сегодняшний день выделяют 9 видов изображений, которые использовали в клеймах Это изоб­ражения в виде пятиконечной звезды, «домика», треугольника из центра которого во все стороны расходятся лучи; оттиски в виде «птичьей лапки». Клейма имели вид окружностей  просто вписанных друг в друга или дополнительно соединенных между собой отрезками; «тележного колеса», овала, поделенного по­полам. Изображали и знаки в виде букв «Ч» и «К». Клейма Вят­ской земли имеют древнерусские истоки. Изображение «птичь­ей лапки» многие исследователи связывают с финно-угорским миром.

Об изразцах.

В конце XVI в. в России появляется новый тип печи так называемая «русская печь», топившаяся по-белому. Именно та­кой тип печи позволял использовать для ее декора изразцы А сама печь, облицованная поливными изразцами, стала важной частью интерьера жилой части дома. Изразец - это глиняная обожженная плитка обычно прямоугольной или квадратной формы, украшенная рельефным (выступающим) или гладким узором. С противоположной стороны для крепления к стене из­разец имеет выступающую глиняную рамку типа коробки, ко­торая называется румпа.

Изразцовые печи первоначально, вероятно, ставились в монастырских зданиях, позднее — в домах зажиточных вятчан. Кроме облицовки печей, изразцы использовали для наружного украшения культовых и храмовых зданий.

Наиболее крупные коллекции изразцов с территории Хлынова и Вятки хранятся в Кировском областном краеведческом музее и в музее археологии Прикамья (г. Ижевск). На Вятке изразцы появляются во второй половине XVII в. Это многоцветные (полихромные) изделия, украшенные растительным орнаментом — изображениями цветов-колокольчиков и листьев. В цветовой па­литре доминируют зеленые, белые, синие (голубые) цвета.

К местному производству относятся терракотовые израз­цы с резным (прочерченным) геометрическим узором, бытовав­шие во второй половине XVII — начале XVIII вв. Сохранивши­еся в коллекции изразцы происходят из Верхнемоломской пус­тоши (совр. д. Монастырь Опаринского района).

По информации О. Н. Виноградова, при Успенском Трифоновом монастыре в XVIII в. существовала мастерская по изго­товлению изразцов. В ней работали жители Большой и Малой монастырских слободок. Она располагалась перед Трехсвятительской церковью в углу, где стена делала поворот. Изразцы шли в основном на строительство каменных церквей, ими украшали входы в храмы, отделывали внутренние столпы, своды и стены алтарей.

В XIX в. в Вятке бытуют изразцы с полихромной глазурью. А с 1909 г., как сообщает А. Г. Тинский (1976), в городе было организовано производство белых поливных изразцов, до этого привозившихся из Нижнего Новгорода. Эти изразцы выпускал кирпичный завод городской управы по 28—30 тыс. штук в год.

Гончарный промысел в XIXXX вв.

Сохранившиеся официальные сведения о состоянии про­мысла в Вятской губернии, о количестве гончаров и о качестве их посуды относятся лишь к концу XIX века. Развитию промысла способствовали и большие потребности в глиняной посуде, и широкие возможности сбыта.

Деревенская керамика XIXXX вв. почти в полной не­прикосновенности сохранила характерные черты гончарства ЧIVXV вв. и отражает картину неподвижности гончарной техники в русской феодальной деревне. Наиболее распространенны­ми являются горшки с короткой шейкой и максимальным рас­ширением в верхней части тулова, сделанные из хорошо отму­ченной глины с примесью песка, хорошо обожженные. Они рас­пространены по территориям, примыкающим к Средней Вятке. В северо-западной части области, соседствующей с Вологодской и Архангельской областями, преобладает посуда открытых чашевидных форм (коллекция Лальского краеведческого музея). К глиняному тесту здесь примешивалась дресва (мелко раздроб­ленный кварцит). До начала нашего века в северо-восточной части Афанасьевского района сохранилась древняя технология в изготовлении посуды. Посуда изготовлена техникой ленточно­го налепа. В формовочных массах присутствует примесь ракови­ны и немного органики.

Изделия вятских мастеров не отличались особой красо­той, но были удобные и дешевые. Делали простые, необходи­мые в крестьянском быту предметы: горшки, кринки для моло­ка и сметаны, корчаги для смолы, а также для приготовления и хранения пива, миски, плошки, тарелки, рукомойники, мер­ники. В качестве материала повсюду использовали местную крас­ную глину.

Но интересный факт: в Шалеговской волости Орловского уезда в 1880-е годы существовал завод купца М. А. Казаринова, где для выделки посуды употреблялась белая глина разных сор­тов. Покупали ее в Глазовском и в том же Орловском уездах. Из белой глины изготавливали блюда, тарелки на гипсовых фор­мах, наводили глазурь с синими узорами.

Изделия казариновского завода продавались в Орлове и Котельниче, в слободе Кукарке и в небольших количествах в Вятке. Им приходилось конкурировать с лучшими по качеству гжельскими, которые привозили из Московской губернии. Об этом пишет И. А. Козаченко в очерке «Кустарные промыслы» («Приложение к карте Вятской губернии». С.-Петербург, 1884.). В той же Шалеговской волости из глины делали даже са­мовары.

В 1865 году в г. Орлове открылся фаянсовый завод, вла­дельцем которого был М. А. Токарский. Там выделывалась разно­го рода фаянсовая и полуфаянсовая посуда, белая и с глазурью разных цветов. Глину для фабрики привозили из Пермской гу­бернии и из Слободского уезда, материалы для глазури — ко­бальт, свинец, каолин — с Нижегородской ярмарки. В год изго­товляли до 20 тысяч штук различной посуды. Она продавалась в Вятской и Вологодской губерниях. В 1870-е гг. производство на этом предприятии было свернуто ввиду малой доходности.

Помимо залежей природной глины развитию гончарного промысла в Вятской губернии способствовало дешевое топливо и возможности сбыта на местных базарах и ярмарках.

По данным на 1884 г., гончарным промыслом в Вятском уезде занимались 510 человек, в Нолинском — 192 человека, в Уржумском — 57, в Слободском — 13. Но уже в 1891 г. количество горшечников возросло. В Вятском уезде их было 882, в Нолин­ском — 579, в Уржумском — 502, в Орловском — 136.

За сутки мастер мог приготовить от 10 до 30 горшков. Изделия продавались на базаре от 2 до 30 коп. за штуку.

Многие гончары помимо изготовления горшков занима­лись и другими ремеслами: делали кирпич, клали печи, плот­ничали. Но эти промыслы, как правило, были отхожими.

Гончарным делом занимались круглый год. Весной и ле­том, в свободное от полевых работ время, горшки лепили на открытом воздухе, зимой — в жилых избах. Глиняных запасов в большинстве случаев не делали, а подвозили материал по мере надобности. Глину перебирали, удаляли лишние примеси, ме­сили в корыте с водой ногами или руками. Готовую массу клали на формовальный (гончарный) круг и, вращая его, придавали куску глины форму пустого конуса, выглаживали деревянным ножом, обмазывали мокрой мочалкой, срезали с круга ниткой и ставили для просушки на ланки.

Горшки обжигали в печах, которые помешались в жилых избах. Печи состояли из двух каналов: в нижнем топили дрова­ми, в верхнем расставляли посуду для обжига. В печи горшки прокаливали около 8 часов, затем оставляли в ней на 2 дня, после чего вынимали уже готовую посуду.

Изделия вятских гончаров по особенностям обработки внешней поверхности подразделялись на различные виды.

• Черные — задымленные, обожженные в коптящем пла­мени без доступа кислорода.

• Обварные — обычные черные, но опущенные после об­жига в «обвар». Обвар состоял из воды и ржаной муки. Чем боль­ше в нем было муки, тем горшок был крепче.

• Муравленные — покрытые перед обжигом крепким ра­створом соли, который делал поверхность горшка блестящей.

• Глазурованные — намазанные перед обжигом дегтем и покрытые тонким слоем свинцового порошка и медной окалины. Если перед обжигом изделие не было обмазано белой глиной, то получалась красная глазурь, которая считалась наиболее простой. Белая глазурь получалась при нанесении свинцового порошка на поверхность, обмазанную белой глиной. После посыпания по­рошком медной окалины глазурь приобретала зеленый цвет. Гла­зурованная посуда была более красивой и стоила дороже.

Сейчас читают