Контрольная работа по дисциплине зарубежная литература первой половины ХХ века на тему: «Джеймс Джойс как создатель модернистского романа. Актуализация мифа об Одиссее в романе «Улисс».

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

Вятский государственный гуманитарный университет

Кафедра зарубежной литературы

Контрольная работа по дисциплине зарубежная литература первой половины ХХ века на тему:
«Джеймс Джойс как создатель модернистского романа.
Актуализация мифа об Одиссее в романе «Улисс».


Выполнила студентка 4 курса ОЗО

филологического факультета

группы Р- 41

Константинова Екатерина Николаевна


Научный руководитель: Поляков О. Ю.


Киров*2010
Джеймс Джойс был одним из основоположников модернистского романа, но
его творчество с присущим ему изощренным психологизмом и новаторскими
поисками оказало значительное влияние и на развитие реалистического романа ХХ века.
Краткая канва жизни Джеймса Джойса такова. Он родился в Дублине в большой и постепенно бедневшей семье налогового служащего Джона Джойса. Получил хорошее гуманитарное образование в иезуитских школах, затем в Дублинском католическом университете, который закончил в 1902 году. Рано обнаружил талант к языку и литературе, со школьной скамьи много и усердно писал – статьи, стихи, прозу. В 1904 году женился на Норе Барнакл, горничной дублинского отеля и уехал с ней за границу.
До 1915 года семья жила в Триесте, где Джойс продолжая писательство, не приносившее денег, зарабатывал на жизнь уроками английского языка. В 1915 году он переехал в Цюрих, а в 1920 году в Париж, где закончил и опубликовал роман «Улисс», вышедший в день его сорокалетия. Роман сразу сделал Джойса мировой литературной знаменитостью.
«Улисс» - роман необычный, в отличие от старых романов автор желает не просто поведать историю, хотя бы и поучительную. Он смотрит иначе на литературное дело. У него многое найдется поведать – о человеке, о жизни, об искусстве. Но он убежден: все по- настоящему важное литература доносит, не «рассказывая историю» и не «вкладывая идейное содержание», а уже самою своею формой, письмом, способом речи – тем как все говориться.
«Улисс» писался художником семь лет: с марта 1914 по октябрь 1921 года; публиковался частями в американском журнале « The Little Review» и был издан полностью во Франции 2 февраля 1922 года.
В некоем смысле он писался уже и много раньше. Творчеству Джойса присуща цепкая непрерывность: каждая его следующая большая вещь как бы вытекает из предыдущей, и с нею – из всего, что он писал прежде.
До «Улисса» Джойс написал две книги прозы: сборник новелл «Дублинцы» и роман «Портрет художника в юности». «Дублинцы» доставили «Улиссу» его население: большинство героев новелл стали эпизодическими персонажами романа. С «Дублинцев» же начинался и замысел: сначала рассказ об одном дне дублинского еврея мыслился как еще одна новелла для этого сборника. Связь с «Портретом…» еще тесней. В нем писатель нашел специфический жанр, соединяющий в себе автобиографию и роман: рассказ о самом себе, но о себе как о становящемся художнике, с верностью лишь внутренней истории этого становления. В части же внешних обстоятельств допускались свобода и литературные привнесения, хотя канва событий и персонажи брались из своей жизни. Герою – художнику дано было имя Стивен Дедал, нагруженное многими смыслами. Главные из них таковы:
1. Стивен – от христианского первомученника Стефана: судьба художника – быть непонятным и гонимым, быть жертвой.
2. Стивен – от греческого «стефанос», венок, символ славы художника.
3. Дедал для Джойса – идеал художника, хитроумный мастер, который создал и крылья, возносящие к небу, и бесконечно запутанный лабиринт.
Не отходя от собственной биографии, Джойс рассказывает в «Портрете…» о годах учения Стивена в иезуитских колледжах Клонгоуз Вуд и Бельведер и в Дублинском католическом университете, доводя действие до периода его окончания.
«Улисс»- сложное полистилистическое произведение, повествующее об одном дне (16 июня 1904 года) дублинского обывателя и еврея по национальности – Леопольда Блума. Этот день Лео Блум проводит в Издательстве, на улицах и в кафе Дублина, на похоронах своего знакомого, на берегу залива, в родильном доме, где он знакомится со Стивеном Дедалом, молодым учителем в местной школе, в притоне и, наконец в собственном доме, куда он поздно ночью приводит изрядно выпившего Дедала, лишившегося крова. Главной интригой романа становится измена жены Блума, о которой Блум знает, но не принимает против нее никаких мер.
День 16 июня 1904 года прямо продолжает «Портрет…» во всем, что касается Стивена Дедала (не включено в биографию Стивена только то, что и определило для Джойса выбор даты романа: 16 июня 1904 года – день его первого свидания с Норой). Описанное в «Портрете…» - прошлое Стивена, и оно часто проходит в его сознании. Кроме того, в прошлом у Стивена предполагается и то, что произошло с самим автором за два года, отделяющие действие «Портрета» от начала «Улисса»:
поездка во Францию с намерением учиться, возвращение в Дублин по причине болезни матери и смерть матери. Хотя в целом дистанция между героем и автором стала больше, но все же и черты характера Стивена, и его обстоятельства в подавляющей мере автобиографичны (в частности, все «фобии» героя – боязнь грозы, молнии, собак, воды – личные черты Джойса). Но линия Стивена, и жанром и содержанием своим продолжающая «Портрет», - только «младшая» линия романа. «Улисс» - роман об Отце и Сыне. Со Стивеном связывается тема сыновства, с Блумом – тема отцовства; и «старшая», отцовская линия занимает гораздо большее место. Она есть уже нечто новое в творчестве Джойса, и в основном это через нее входят в роман его литературные новшества и находки.
Одно из главнейших новшеств – связь романа с «Одиссеей» Гомера. Каждый из его 18 эпизодов связан с определенным эпизодом из «Одиссеи» и имеет название, отсылающее к этому эпизоду (в журнальной публикации Джойс включил эти названия в текст романа, но затем снял их). Связь выражается в сюжетной, тематической, или смысловой параллели, а так же в том, что для большинства персонажей романа имеются прототипы в поэме Гомера: Блум – Одиссей ( Улисс, в латинской традиции), Стивен – Телемак, Молли Блум – Пенелопа, Белла Коэн – Цирцея и т. д. Это свободная связь, не сковывающая автора и не исключающая многих других задач романа; Джойс вовсе не желает представить переложение «Одиссеи» в современных обличьях.
Стремление связать реальную повседневную жизнь с античной мифологией проявилось еще в «Портрете». Там имя героя (Дедалус) вызвало аналогию с античным образом архитектора Дедала, построившего лабиринт, из которого ему самому было трудно выйти. Стивен Дедалус появляется в романе «Улисс» зрелым человеком. Он вернулся в Ирландию в связи со смертью своей матери. Стивен преподает историю в одном из дублинских колледжей, но настроение его таково, что можно не сомневаться: он снова покинет любимую и ненавистную Ирландию. Главным героем второго романа, его Улиссом – Одисссем, стал скромный обыватель, мелкий служащий отдела газетной рекламы, Леопольд Блум. Путь гомеровского Одиссея – путь скитаний, необычайных приключений и, наконец, возвращения на родную Итаку, к верной жене Пенелопе; взаимная любовь отца и сына, Одиссея и Телемака, разлученных на долгие годы, и их радостная встреча – основной психологический и сюжетный стержень поэмы Гомера.
Параллели эти могут быть приняты только в ироническом смысле: в современной действительности, считает писатель, происходит измельчение и опошление героев, их взаимоотношений и чувств. Романтика скитаний Одиссея по морям, его встречи с фантастическими существами заменяются скитаниями Блума по дублинским улицам, кафе, учреждениям и притонам.
Вечером Блум возвращается в свою квартиру, что должно соответствовать возвращению на Итаку. Юная купальщица, которой Блум любуется на пляже, должна напоминать Навзикаю. Грубый и националистически настроенный посетитель таверны – Циклопа Полифема. Редакция газеты – пещеру ветров и т. д. Но в большинстве случаев читатель должен призвать на помощь все свое воображение, чтобы уловить связь, исполненную иронии, между местами романа и соответствующими местами великой поэмы Гомера.
Важными явились для Джойса формальные задачи. Проблемы техники письма, работы с языком и литературной формой в «Улиссе» выходят на первое место. Это происходит не сразу, так что роман отчетливо разделяется на «ранние» и «поздние» эпизоды, отличающиеся по степени техничности и необычности стиля. Главный разделяющий признак таков: в каждом из «поздних» эпизодов, помимо прочих литературных приемов, имеется один ведущий прием, некоторая особая техника, в которой написан данный эпизод, причем для всех эпизодов такая техника различна. Вот полный перечень ведущих приемов романа
Эпизод 7, «Эол»: имитация газеты – главки – репортажи с крикливыми заголовками.
Эпизод 10, «Блуждающие скалы»: серия происходящих синхронно субэпизодов.
Эпизод 11, «Сирены»: словесное моделирование музыки.
Эпизод 12, «Циклопы»: контрастное чередование городского анекдота и высокопарной пародии.
Эпизод 13, «Навсикая»: пародирование дамской прессы
Эпизод 14, «Быки солнца»: модели английского литературного стиля с древности до современности.
Эпизод 17, «Итака»: пародийный катехизис.
Эпизод 18, «Пенелопа»: непрерывный поток сознания.
К формальным приемам можно отнести особую, небывало точную и тесную связь романа с местом его действия, Дублином. Джойс работал со справочником «Весь Дублин на 1904 год» и перенес на свои страницы едва ли не все его содержание. Это можно назвать «принципом гиперлокализации»: все, что происходит в романе, снабжается дальнейшим указанием места действия не только улицы, но и всей, как выражался Джойс, «уличной фурнитуры» - всех расположенных тут домов с их хозяевами, лавок с их владельцами, трактиров, общественных зданий…
Еще в период окончания романа Джойс составил две схемы, в которых указал все смысловые нагрузки, уровни смысла каждого эпизода. Среди них был ряд неожиданных: автор утверждал, что с каждым эпизодом неким образом связан определенный орган человеческого тела, а так же определенная наука или искусство, определенный символ и определенный цвет. Подобные соответствия странны для художественной литературы, они кажутся надуманными, противоречащими эстетике и нормальным задачам романа. Вдобавок в двух схемах нередко указываются разные органы, разные искусства и цвета для одного и того же эпизода. Поэтому многие критики и писатели считали схемы чудачеством и не включали их всерьез в свое понимание «Улисса».
Набоков, к примеру, заявлял, что схема (он знал только об одной) набросана автором шутки ради. Но это взгляд слишком крайний, не подтверждаемый фактами и не учитывающий того, что Джойс смотрел на «Улисса» как на нечто большее, чем просто роман в современном смысле. У него сильны были элементы средневекового символического мышления, для которого книга может быть и космическим явлением, и живым организмом; а к теме телесности, в то время почти изгнанной из литературы, у него был особый интерес, и он назвал свой роман эпосом человеческого тела

 

Недавно добавили

29 October 2011